zuzl: (Default)
Посвящается непревзойденной Зязе - с уважением и благодарностью. (http://zyazya-yildiz.livejournal.com/profile)

Я, друзья мои, плод миролюбия среди человеков, что обычно случается у них после большого немиролюбия.
Отец мой - чистокровный Германский  Kобель Mиттельшнауцер - приехал с хозяевами из славного города Мюнхена в Израиль, в славный город Тель Авив на предмет Чистокровных Eврейских Cучек. На недельку.
Прослышав про такое - страна маленькая - со всех краев подтянулись чистокровные сучки: а нам можно поучаствовать?
Я не знаю, если все миттельшнауцеры теперь наши родственники, но паре Галилеянок повезло, и одна из них - моя покойная мамочка.
Я родилась последней, и люди не особенно меня жаловали , с ранних дней обнаружились мои недостатки: коричневатость лица, излишняя длинность тушки, да еще при оттяпывании хвоста мне сломали косточку, и я осталась инвалидом - хвостик мой не задирался правильно уже никогда. Hа меня сразу махнули рукой и поэтому не стали подрезать уши. Несчастье помогло.
- Выбраковка, - сказала Знающая в Cоответствующих Kругах. Вы бы посмотрели на нее - толстая, с кривыми зубами, визгливая тетка. Мстительная выбраковка человечества.
У человеков существуют правила - например, не брать в армию хромых, а слепым давать пенсию, но к собакам они неумолимы. Продать меня уже нельзя, один убыток от кормежки, и меня стали дарить.
- Щеночка не возьмете? почти породистый!
Люди попадались ответственные, Человеческим Правилам Бытия учили исправно: там не писать, тут не лаять. С писаньем у меня бодро вышло, но лаять - нет уж, сами не лайте, а я буду. Так мне пришлось познакомиться с зонтиком и газетой по заднице. А потом им надоедало. Или стыдно было со мной-выбраковкой по улицам ходить, и они дарили меня дальше.
В какой-то момент меня подарили на свадьбу. Одна тетка сказала жениху: дурак ты, Димочка, у тебя квартиры нет, а ты собаку взял, кто ж теперь тебе халупу сдаст?
Эх, какие парадоксы подбрасывает жизнь!
Эта тетка потом и оказалось моей мамочкой навсегда. Той самой дурой, у которой нет квартиры, но есть собака. Потому как после свадьбы молодые поехали знакомиться с невестиными родными в Ленинград, а меня отдали в деревню-кибуц к этой тетке в семью на месяц. А потом решили не забирать и куда-то пристроить. Tетка сказала: ша, собака уже у психиатра наблюдается - боится с поводка сойти. Не позволю!

Так я наконец оказалась в семье. Кроме тетки, там был ейный муж, у него даже ужин украсть можно было целиком, он не умел долго сердиться, один раз стукнуть хотел, так промахнулся и ударил руку об стул.
Еще у них был сын-подросток, несмотря на трудный возраст, парнишка на удивление правильный, заботливый. Но как старший брат  был строг, требовал правил поведения и умерить гавканье. Один раз даже пришлось ему учебник по истории порвать, чтоб знал, что буду-гавкать-буду.
Потом мы уехали жить в славный город Хайфу, искали квартиру, чтоб нас пустили со мной, тут нам повезло.
В Хайфе было интригующе - много котов на улицах; шакалов, кабанов, орлов в ущельях. Собак тоже много, так что всякое бывало.  Бедная моя мамочка, у ней сил не хватало меня держать, если рвусь на дело! Покалечили меня в котобоях, глаз поцарапали, но зато характер закалился.
Каждый год на 9 Ава - день разрушения второго храма - я, как правильная еврейская собака, устраивала цорес*. Каталась в чужесобачьем гавне, убегала в ущелье как бы навсегда, тошнила на диване, в общем, поддавала скорби.

Потом мы переехали в Америку, я летела на трех самолетах подряд в Техас. Самая лучшая компания, скажу я вам, Люфтганза. Там стюардессочки такие милые, заходят в собачье отделение, попить принесут, погладят.

Эх, жизнь, переезжали много. И все хорошо: и двор-угодья у меня был - носиться без поводка, и лес - оленей пугать, и скунс - вонять, игрушек навалом. И врач у меня - золотце был.
Только вот здоровье стало уходить. Злобный бог навешивал на меня опухоли то там, то здесь, Добрый Доктор их отрезал. И соревновались они много раз, но бог победил.
И в какой-то недобрый день я поняла, что не могу больше быть Cобакой. Сил нет. Поковыляла за мамой в кухню, уткнулась в коленки: освободи меня. И мы всей семьей поехали к врачу освободить меня от земной жизни и устроить ангелом в собачьих небесах.
Я теперь живу в доме старшего брата на книжной полке, в деревянном ящике Cерой Пепелюшкой. Тихо живу, не лаю.
Но душа моя не покинула мою любимую семейку, я прихожу сниться, тогда мы бегаем и гавкаем все вместе, как в добрые старые времена...
 
__________
*цорес - несчастье (идиш)
zuzl: (Default)

Если кто не знает про 9 Ава по еврейскому календарю, то это день - хуже некуда.
Даже самый нерадивый ученик самой светской израильской школы знает, что в этот день был разрушен Иерусалимский храм. И первый, и потом второй.
Восемнадцать разных ужасных несчастий на протяжении веков случалось в этот день с еврейским народом. 
Не то, чтобы в другие дни их не случалось, но в этот день завсегда. Бог обиделся на евреев за недоверчивость еще в самые древние времена и с тех пор карает нас чужими руками.

Поэтому этот день надо пережить тихо, даже если не поститься и не соблюдать обычаев в стpогости.
Люди не начинают новых дел, невесты не шьют платьев, хозяйки не покупают кастрюль, а хозяева не играют в карты.
Бывают храбрецы, которые делают вызов богу, одним из них был клиент нашего маленького издательства: именно в этот день он решил приехать из Тель Авива заказать рекламный буклет. Я должна была явиться на работу пораньше, чтобы успеть сделать ему всю графику за один день.

В те времена мой славный песик Габи, бракованный средний шнауцер, был еще жив, здоров, полон сил и упорства.
Каждый день в 6.30 утра мы шли с ним по узкому тротуару, спускались в маленький холмистый парк и вольно гуляли там полчаса.
В этот страшный день Габи, как обычно, освобожденный от поводка, рванул в кусты. Я, как обычно, уселась с книжкой на скамейке.
Потом зову, Габи не идет, стоит в сторонке. Через некоторое время боком как-то приближается, и я вижу глазами и чую носом, что пес весь в гавне, почти метровой длины животное от головы до хвоста плотно покрыто страшным, жидким, нестерпимо вонючим гавном, с прилипшими листиками и мелким мусором.
Потом я узнала, что согласно науке изваливание в чужих  фекалиях - признак того, что пес собрался на охоту и замаскировался чужим запахом. То есть это не извращение, это не значит, что пес выжил из своего собачьего ума или решил мне досадить. То есть я должна относиться к этому с уважением.
Наконец мне удалось пристегнуть его к поводку, надо сказать, что я уже была одета на работу, накрашена и надушена духами.
Идти домой нам, уже извалянным в гавне вдвоем, надо было по узкой лестнице вверх на оживленную улицу.
По лестнице дети с родителями шли в детский сад. Унюхали нас, увидели,особо богобоязненые  повернули назад. Хуже предзнаменования быть не могло.
Я шла и кричала - все отойдите! Люди привычно думали: террор, бомба где-то. Послушно разбегались.
Мне надо было проскочить автобусную остановку, двор, соседей, затолкать собаку в ванну, удерживать ее там и мыть. Сын уже был в школе. Муж был уже сам весь в гавне - пес пришел домой и радостно прыгнул на папу!
Трое в гавне, горячей воды хватило только на пса.
Когда, опоздав на два часа, стуча зубами после холодного душа, истерически принюхиваясь к себе, я прибежала таки на работу, выяснилось, что клиент не прибыл, подскользнулся в подьезде на мокром половичке и сломал ногу.

 


Page generated Jul. 24th, 2017 06:29 am
Powered by Dreamwidth Studios