Sep. 18th, 2013

zuzl: (gabi)
Еще про писательницу бабских романов Онуфриеву тут:



Переписывались пару месяцев.
Каждый день шутили по скайпу, она разглядывала его дом - светлый деревянный дом в два этажа. Большая комната с низким потолком, белые мохнатые ковры на полу. Книжные полки: вот и F.M Dostoevskiy, Solzhenitsyn, учебники русского. Привычно много книг, диски, телевизор на стене. Простая мебель - тюремная Икеа.
Дети показывали национальные пляски во дворе - что-то вроде танца маленьких лебедей с прихлопами. Вокруг вились три собаки, за ними не поспевал совсем маленький белый щенок.
- Это Шарик - имя за ваша русская честь, - гордо заметил Олафюр, - я читал Булгаков на английский языку.
Дети спели для нее "светит месяц".  Потом втроем пели красивую исландскую песню. Со смыслом - она дождется своего рыбака.

- Я хочу поехать в Москва и познакомиться. Я буду жить в отель, не беспокоить.
Онуфриева занервничала: ну ведь так хорошо сейчас, весело, интересно, а вдруг хуже будет? Вдруг не понравится он ей, или она ему? Сказать "нет" нельзя.
Видя, что она в растерянности, он прибавил: когда вы хотите.
- Конечно, приезжайте!
Онуфриева смотрела в темный потолок и не могла заснуть. Ей было страшновато.
Она управлялась в своем придуманном мире чувствительных женщин, но не решалась поменяться ролями ни с одной из них. Не из-за трудностей перед счастьем, нет. Она трусила - у нее нет Глафиры Бельской, которая поведет ее уверенными словами, вырулит ее вовремя без фатальных потерь к победительному финишу.
Так, все, считай, ты пишешь роман про себя! Смотри со стороны: в аэропорту стоит Глафира БельскАя в узком кашемировом пальто с сиреневым шарфом. Маленькие сережки искрятся под темными локонами. Навстречу ей выходит мощный ... Медведь, Бурбон, Лесорубный грубиян! Шумно сопит, размахивает ручищами, ему жарко и хочется пить.
Онуфриева достает из шанелистой сумочки бутылочку сока...
- Вы меня спасли, сударыня Глафира, - гремит басом викинг и бухается перед ней на колени.

На самом деле все было не так: он не сразу узнал ее, потому что потерял линзу. Подслеповато щурился. Поцеловал руку, развернул букетик неведомых исландских цветов.
- Вы совсем красивая! Такие женщины есть в журнал про костюм! - смотрел на нее восторженно.
Она стеснялась толпы, ей казалось, что все смотрят на них и неодобрительно посмеиваются: русская-то немолоденькая, а ведь подцепила иностранца.
Когда выехали из аэропорта, он засмеялся и простодушно сказал: я хочу нравиться вам в жизнь.

Дома она разворачивала подарки: узорчатый свитер, варежки, ожерелье из прозрачных серых камешков. Сушеная трава от простуды и ароматные корешки в пакете. Альбом про Исландию. Стеклянные баночки с едой. Она читала про исландскую традиционную еду с ужасом: гнилая акулятина, бараньи яйца в простокваше, сушеная колючая рыба.Одна из банок оказалась вареньем из мелких ягод.
- Ну и куда ты будешь отступать теперь, если что? - думала Онуфриева, ковыряя пальцем странное варенье.

Profile

zuzl: (Default)
zuzl

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627 28293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 21st, 2017 02:45 am
Powered by Dreamwidth Studios