zuzl: (gabi)
[personal profile] zuzl
Почему его звали ? У него Душа не вовремя случилась.
Когда Большое Ослушание вышло, разозлился Отец.  Гроза была на все Небесье, расколотил глиняные формы, для ангелов предназначенные.
Лишь некоторые уцелели.
А тут подвернулся под руку комок дрожащий, ну и сунул его Рассерженый в уцелевшее глиняное тельце. Отвернулся и спать пошел.
Наутро вытащили ангела, отряхнули: вроде как обычный на вид, ну кривой немножко, но не убогий совсем уж. Пустили его. Попрыгал неуверенно, но крыльями замахал. И назвали его Тадиэлем в память о Страшном Дне.
Но детство провел смирное, бесхлопотное, молчаливое. Тень, а не ангел.
Куда такого определять? А ведь надо, Божьи харчи на халяву не жуют, трудиться надо. Такой, куда ни ткни его, сидеть смирно будет, послушно, на самые помои определить можно.
А с другой стороны на помоях строптивости случаются. Как бы не заурсил. Что у него на уме? Сидит, молчит, глаза долу, крыло кривит, прикрывается. А как встрепенется?
Думали, думали, и определили совлагерно.
Там жизнь однообразная, скудная, сиди на заборе, поглядывай, доноси время от времени: вот этот спички заныкал, а вертухай ему зубы выбил. Наказать обоих, одного за ослушание, другого за озлобление.
Сидел Тадиэль на заборе, зацепочки ставил, заносил пофамильно-погрешно...
И возникла у него нечаянно мысль, нетвердая, испуганная, скомканная: а как должно быть? И вообще, есть ли это "должно", чтоб для всех, и для Отца, и для этих, сгорбленных заскорузлых, вонючих ногтей и гнилых зубов, серого тела, слезливых воспоминаний, голодного краденого смеха, чтоб для всех - "что есть истина"?
Всяким словам учили его, смутное их значение ловил он, чувствовал, и теперь хотел найти тут, в жизни Господних Чад, скрипящих по снегу валенками, их ясное подтверждение: истина, любовь, вера, слово....
- Ну с верой, пожалуй, так будет: она обнаруживается, когда страшное случается, - говорил ангелу Тадиэлю сухой старикашка. Затыкал драные валенки скомканой газетой, осторожно затыкал, чтоб передовицу случайно не задеть. Разглаживал на столе листки, портреты усатые в сторону откладывал.
- Вера - это доверие хозяину, вот я есть сейчас, как это: раз и исчезну? Не допустить такого! Кто не допустит - тому и вера. Вот последний зуб отломится и можно в вечную жизнь, там и жевать не надо, - старик путался, повторялся. И рад был поговорить, и усталость брала, давно не думал словами, не случалось.
- Видишь, глупо как получается вера - это доверие будет. Смысла постороннего нет, в себе вера варится. Ведь кому доверие? Себе, но не себе вот этому, твари, а себе, который вместо тебя должен быть, внутри, непуганый, небитый. Вот вера и есть гордыня, несогласие с жизнью. Видишь, еще одно слово нашел - несогласие. Все словами кувыркается. Жизнь любое слово опровергнет.
Не мучайся, Тадиэль, не ищи, сиди себе на заборе, как Отец повелел, доверяйся, Ему виднее...
- Любовь? Разная она, несовместная. У мужика любовь гордая, самолюбованная, у нас у баб иначе будет, - говорила ангелу Тадиэлю серая женщина, теребила непослушные волосы, под платок убирала.
- Любовь, она не видная и словами не напрягает, да и нет ее, вечной. Это в молодости бывает, поколотится внутри и суетой отойдет. И слов для нее не хватает, а скажешь - как обманешь.
Вот орешков налущу, тебе в ладонь насыплю - уже любовь. Не вопрошай, Тадюша, сиди себе на заборе тихонько, раз Отец тебе определил, лишний раз сморгнешь, не заметишь греха из жалости - уже любовь.
- На себя посмотри - вот совершился ты по недоразумению, - говорил Тадиэлю сутулый студент, самокрутку мастерил неслушными битыми пальцами.
- Недоразумение, случайность, оплошность, недогляд - вот причины существующего среди человеков. Что свершилось, то истина и есть.  Вот ты, ангел Тадиэль, и есть осколок истины, случайной, безобъяснительной. Прими себя совершившегося без причин.
Истина - когда и верить не надо, и поделать ничего нельзя, и причин не обозреть. Вот есть и все тут! Безвластное сущее.
Сиди себе на заборе, раз Отец тебе определил, вот в согласии с истиной и скоротаешь свое вечное время без смятения слезами или совестью.
Ну что поделать, пристроился ангел Тадиэль на заборе, привычно крылами накрылся и задремал до рассвета.
Снился ему Райский Сад, теплая Отцова рука на затылке, и шепот: ангелочек мой любимый
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

zuzl: (Default)
zuzl

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627 28293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios